May 4th, 2021

Inq

Левитт, часть 4. Всадник.

Не прошло и года (не прошло, я проверил), как я вынырнул из бездонного омута милитаризма и разноцветных беретов (к слову, с огромным сожалением, и осознанием неизбежности возврата, поскольку идей для штурмовиков остался еще вагонище) и вернулся непосредственно к команде ярких (хотелось бы надеяться) и неординарных (хотелось бы верить) личностей, составляющих новую, более лучшую, команду инквизитора Левитт. За время прошедшее с публикации первого постика серии концепция в моей голове не лежала неизменным мертвым грузом, успев поплавать туда-сюда, и в итоге Илайн вернулась-таки на путь неизбежных в будущем потерь - аколиты и доверенные люди  у нее будут. Тексты соответствующим образом поправлены. Изначальный вариант смотрелся, наверное, тоже красиво, но только если на том самом первом постике вся эта движуха бы и остановилась. Ладно, ближе к делу.

Очередной спутник  охотницы на бледных парящих вивисекторов - Мигель де Риоха.





[Еще фоточки...]







Миниатюра собрана из битсов от генокультовских мотоциклистов, скитариев, сцЫонов, гвардейцев и имперских Грейтсвордов из ФБ.
Отдельно хочу отметить мотоциклистов: шикарная коробка. Офигенные мотыки, огромная гора битцев, очень красивые миньки. Отличный повод собирать именно генокульт, если что. :)
Красить же двухколесного коня было интересно и увлекательно.

Идея  - классический черно-золотой доспех рейтара в сочетании с мотоциклом и чисто ваховским сверхгримдарковым оружием - "охотничьим копьем" (кавалерийская пика со снабженным взрывчаткой наконечником).  То самое космическое средневековье, основа вархаммера. :)


[Графомания.]

Небольшой феодальный мир Таррагон, родина Мигеля, тысячелетиями находился в зоне интересов Механикус. Никому вне этого закрытого от посторонних культа доподлинно неизвестно, что именно добывалось из недр планеты в нескольких карьерах, но явно что-то достаточно ценное. Поскольку область интересующая техножрецов была сравнительно малой, возводить полноценные укрепления, фабрики и сопутствующую инфраструктуру, а так же держать крупный гарнизон скитариев, посчитали избыточным. Магос доминус, руководящий экспедицией механикус на Таррагоне, предпочел справиться своими силами. Его эмиссары установили контакт с вождями нескольких племен аборигенов, и в обмен на примитивные технологические артефакты и оружие (по меркам техножрецов, естественно) договорились о защите силами тех самых вождей занятых механикус районов, их собственности и персонала. Вожди присягнули Магосу на верность, их дружины пересели с мохнатых невысоких коней на мотоциклы и вооружились огнестрельным оружием. В первые годы это привело к серии кровопролитных конфликтов, как между одаренными вождями, так и со всеми окружающими "Заповедные земли" (такое именование занятых техножрецами районов распространилось среди населения Таррагона) племенами. Однако достаточно быстро выяснилось, что патронами и прометием снабжают тех кто блюдя клятву защищает земли и собственность механикус, а не тех, кто ходит в походы на соседей. Интерес политической планетарной элиты к договору подугас, а на службе у техножрецов остались те кто серьезно относился к данному единожды слову и вассальной клятве. Со временем Заповедные земли обросли поселениями, меняющими ресурсы (в первую очередь пищу и живую силу) на защиту и безопасность, а воины на службе Механикус организовались во что-то, более всего напоминающее рыцарские ордена старой Терры,  с особенным типом этики, весьма близким этому самому рыцарству старой Терры в его идеализированном, можно даже сказать куртуазном, литературном представлении.
Долгое время всадники на алых двухколесных скакунах оставались решающей военной силой на полях Таррагона.

Позднее летописцами Империума так и не было установлено,что привело к открытию на планете врат в Паутину, были то изыскания техножрецов, наконец докопавшихся до чего-то в своих шахтах, эхо варпштормов, или грязные ритуалы ксеносов, однако однажды распахнутые, эти врата уже никогда не закрывались, время от времени выпуская на Таррагон банды рейдеров Друкари, получивших и источник рабов и возможность быстро и безопасно отступить после набега.



Сообщение пришедшее на Южную Заставу из Коруны было невероятным везением - Мигель не знал, кому посчастливилось уцелеть и добраться до гелиографа, сервиенту Ордена, дежурящему на станции, или кому-то из местных, но никогда раньше известия об атаке сомбра на поселения не добирались до братьев раньше, чем через несколько суток. Их некому было отправлять - проклятые Императором, Омниссией и Девой Марией (на Таррагоне Имперское Кредо имеет весьма специфический характер) ксеносы всегда нападали стремительно, и исчезали вырезав или забрав с собой жителей. Все вообще складывалось удивительно удачно, если  так можно сказать о набеге безжалостных убийц - садистов,  из Коруны в сторону лесов, время от времени изрыгавших из себя банды сухопарых чужаков, вел всего один удобный маршрут, и значит шансы перехватит летающие лодки на обратном пути были достаточно высоки.

Брат Эрнан, бывший в эту смену старшим по гарнизону заставы, уже объявил сбор, и закончив вносить сообщение в журнал дежурного, Мигель влился в общий поток рыцарей и сервиентов, бегущих к конюшням. Добравшись до своего бокса рыцарь вознес краткую молитву Омниссии и начал заученный с детства Ритуал Запуска. С последними словами литании и поворотом тумблера скакун взревел. "Тише, тише, Ройо" - Мигель похлопал зверя меж рогов, и взобрался в седло - "Еще успеешь показать характер. Сегодня нам понадобятся все твои силы". Рыцарь выехал на залитый солнцем плац. Оба его оруженосца уже стояли в ожидании - задержавшийся в зале гелиографа рыцарь был одним из последних воинов покидавших конюшни. Эрнан рискнул оставить заставу без защиты, предполагая, что каждый стрелок будет на счету, и вооруженные длинноствольными автоганами сервиенты рассаживались за спинами оруженосцев и рыцарей.

"Вперед!" Пропела труба, и отряд начал движение, вытягиваясь в ворота...

Они успели. Всё успели. Высадили пехоту на опушке, давая время спрятать огневые позиции, и оттянулись выше по склону пологого холма. С севера, от перекрестка, дважды мигнул солнечный зайчик - скауты заметили приближающихся сомбра. План был несложен: всадники отвлекали на себя сопровождение - чужаков на маленьких юрких летающих лодках и досках, засада выбивала крупные цели, не давая увезти пленных. Идея была в принципе неплохая и могла сработать. Но когда первые лодки чужаков показались у подножия холма Мигель понял, что они размахнулись на кусок не по своему рту - отряд ксеносов был раза в два больше, чем обычная группа рейдеров, которые время от времени удавалось перехватить орденским. Полдюжины огромных летающих лодок и два десятка их меньших товарок.
"Все в руке Императора" - вздохнул Эрнан - "Не могло же нам везти совсем уж во всем."
- "Отступим?"
- "Нет. Поселенцы у них" - рыцарь передал Мигелю омнископ - "Смотри, под тентами на больших лодках".
Де Риоха мазнул взглядом по жмущимся друг к другу окровавленным людям на корме ближайшего транспорта чужаков и вернул трубу хозяину. Поселенцы из Коруны? Неважно. Клятва Ордена не оставляла возможностей для толкований.

Разворачиваясь широкой цепью отряд ринулся с холма. Воины едущие на четырехколесных скакунах остались позади строя, их пассажиры встали в седлах, вскидывая короткие гранатометы, над головами рыцарей и оруженосцев просвистел первый залп шрапнельных гранат с воздушным подрывом. Дымные облачка вспухли среди строя чужаков, заставляя легкие транспорты прижиматься ближе к земле. Несмотря на внезапность атаки сомбра отреагировали быстро и дисциплинированно - волна легких лодок и летающих досок бросилась навстречу атакующим.

Пригнувшись к рогам Ройо, Мигель пропустил над головой струю острых кристаллов, выплюнутую широким раструбом странного оружия ближайшего сомбра, хлопок шранели бросил чужака чуть ниже, и дернув скакуна на дыбы рыцарь достал крыло врага острием копья - взрыв разметал хищно-изящную конструкцию, отбросив изломанное тело седока в сторону.
"Копье!" - отвечая на призыв, оруженосец перебросил Мигелю второе копье - "Вперед! Вперед!"
Кто побеждал в свалке было решительно непонятно, но краем глаза де Риоха заметил, что транспорты чужаков отворачивают к лесу - именно туда куда нужно. Рядом по-над самой землей скользил сомбра на парящей доске с заточенными краями, Мигель достал его, метнув копье - оружие взорвалась уже за спиной рыцаря.
"Копье!" - однако оруженосца рядом не было видно. Взрывая землю колесами Ройо развернулся и помчался обратно. На ходу рыцарь подхватил новое копье у лежащего выше по склону потерявшего всадника скакуна. Ройо прибавил скорости, и Мигелю удалось догнать исходящую маслянистым дымом лодку, пережившую чью-то неудачную атаку. Удар, взрыв. Четвертого сомбра рыцарь выбил из седла выстрелом из ружья. Схватка на склоне затухала - братья уничтожили всех чужаков, но в живых кроме Мигеля остались только двое рыцарей и четверо  сервиентов.

Засада в лесу сработала как должно - даже со склона были видны туши двух сбитых транспортов на опушке леса и чадящий столб дыма из-за деревьев.
Братья подняли в траве оставшиеся копья. "Осталось еще три лодки. Вперед!"

Когда всадники подъехали к лесу, впереди пачкали небо уже два черных жирных столба - пехота продолжала бой. Ройо петлял меж деревьев, неся наездника все ближе и ближе к звукам стрельбы. Еще через мгновение рыцарь вылетел на обширную поляну. Одна из лодок завалившись на борт распахала землю и замерла, вторая либо не желая бросать товарищей, либо не желая оставлять груз, вилась вокруг, прижимая воинов Ордена огнем. Мигель еще сильнее пришпорил Ройо, заходя к транспорту со стороны двигателей, в мертвой зоне бортовых пушек. В последнюю секунду пилот будто успев что-то почувствовать постарался увести лодку в сторону, но не успел. С победным кличем "За Императора и Омниссию" рыцарь закинул копье в основное сопло транспорта, и поднял скакуна на заднее колесо, закрываясь от взрыва.

Первое что открыв глаза увидел Мигель - перечеркнутое дымом небо. В ушах звенело, чудовищно болело все тело. Попытавшись встать рыцарь чуть было вновь не оказался на земле - нога почти не слушалась. Под спиной обнаружился верный Ройо - из бока скакуна торчал огромный обломок заостренного киля чужацкой лодки. Поморщившись Мигель нагнулся, и вытащил из седельной сумки ружье. Потянув из ножен меч рыцарь понял и причину боли в ноге - оружие приняло на себя удар чего-то настолько мощного, что клинок лопнул, спасая жизнь хозяина, но не сумев совсем погасить силу удара. Выстрелов не было слышно - кажется бой закончился, тем, или иным образом. Оглянувшись де Риоха увидел результат своей самоубийственной атаки - горящий остов взорванного им транспорта упал на лежавшую на боку лодку, уничтожив и ее. Нужно было идти искать выживших, собирать солдат и поселенцев, но рыцарем овладела странная апатия. Впрочем ненадолго. Огромный дольмен на краю поляны, сложенный из циклопических обломков скал, вспух фиолетовым пузырем энергии, который лопнув оставил на поляне еще три транспорта сомбра. Мигель никогда не видел таких. Узкие, хищные корпуса лодок были похожи на те с которыми Орден сражался последние годы, но казались гротескно изломанными, их покрывали цепи, крюки, острия с насаженными головами и полотна растянутой человеческой кожи. Хозяева чудовищных устройств уже прыгали за борт. И вновь де Риоха понял, что не встречал еще таких сомбра. Рейдеры терроризировавшие орденские поселения были изящными и худощавыми. В непривычных человеческому взгляду, но явно функциональных доспехах. С безумно жестоким, но разумным оружием. Пришельцы же казались сшитыми из кусков разных тел големами. Уродливые, скрюченные, с избытком конечностей, а иногда и голов. Вооруженные грубо заточенными кусками металла. Дерганной походкой марионеток чужаки направились к рыцарю, широко расходясь по поляне и окружая человека. Ближе всего к Мигелю была странная пара -  трехметровый гигант с чудовищно развитой мускулатурой и лицом скрытым глухой черной маской, и парящий над землей шестирукий старик в плаще. Бежать на одной ноге было глупо. Да и нельзя - где-то за спиной еще могли быть живые жители злополучной Коруны, первая пара лодок с захваченными людьми была посажена аккуратно, насколько успел заметить де Риоха проносясь мимо. Рыцарь перехватил обломок меча обратным хватом, положил поверх ружье, дослал патрон, постарался надежней упереться пострадавшей ногой и выстрелил в того урода, что побольше. Картечь завязла в теле чужака без всякого видимого эффекта. Мигель выстрелил второй раз. И третий. На четвертый торс сомбра разлетелся ошметками, а в сквозное отверстие размером в две головы удивленный рыцарь увидел кусты на другой стороне поляны.

Отстранив его в сторону мимо шагнула непонятно как появившаяся за спиной седая женщина в странном доспехе.
"Ты все-таки" вылез, старый ублюдок. Отлично." - женщина вскинула пистолет очень напоминающий оружие чужаков. Шестирукий сомбра что-то ответил на языке, который Мигель не знал, и никогда бы не хотел знать, и воздух вокруг буквально вскипел лучами лазерного огня. На поляне появилось множество людей в камуфляжных куртках. Это еще было терпимо, и некторое время севший на землю и прислонившийся спиной к телу Ройо де Риоха наблюдал за поединком седой женщины и старика - весьма любопытным с точки зрения фехтования, где с одной стороны была ярость и напор, а с другой - шесть клинков и холодный опыт. Но когда мимо рыцаря пролетел гигантский гарпун, пронзивший чужака прямо в середине выпада, а секунду спустя в поле зрения показался гигант в сером силовом доспехе - организм Мигеля решил, что для одного дня впечатлений достаточно и что там будет еще такого, чтоб затмить появление Святого Благословенного Воина Императора лучше не узнавать. Де Риоха соскользнул в темноту.

...Люди Фроста деловито добивали последних друкари, жгли "Рейдеры" и "Танталы" и активно заметали следы своего присутствия. По словам Новака, попавшие под его псионический удар поселенцы и солдаты скоро должны были начать просыпаться, и в целом было самое время удалиться - операция прошла полностью успешно, экскруциатор инквизитора пополнился очередными инструментами, а неуловимая Вештари стала еще на шажок ближе. Единственное, что омрачало мысли Илайн - лежащий у обломков мотоцикла парень в кольчуге. Он все видел. Да, она могла вступить позже на десяток секунд, и никаких свидетелей не осталось бы, но сыграть орденских втемную и без того было достаточно грязно.
- "Думаешь что с ним делать"? - Илайн не представляла, как можно настолько бесшумно двигаться в силовом доспехе, но Полидевк в совершенстве владел этим исскуством, и, кажется, обожал неожиданные появления. Со временем Левитт даже перестала вздрагивать.
- "Да. Я не могу его оставить так, рано или поздно сюда доберется эта бешеная сука из Ордо Еретикус, и выпотрошит ему мозги."
- "Добьешь? Как друкари?"
Инквизитор молчала, устало глядя в лицо Змею...

Мигель пришел в себя как-то сразу, рывком. Над головой вновь было небо. "В который это уже раз за сегодня? Как-то нужно завязывать."
Сквозь вату в ушах смутно слышался разговор. Сев де Риоха увидел стоящих рядом и о чем-то спорящих гиганта-космодесантника и седую женщину. Смысл их слов все еще не доходил до разума рыцаря, но бледное, худое, изможденное лицо женщины притягивало взгляд. В ее глазах были боль и тоска. Океаны боли и тоски. Мигель не знал, что было их причиной, и как ей помочь. Но он был рыцарем, и знал что мог попытаться.

Полидевк умолк глядя им под ноги. Илайн криво усмехнулась - раненый очнулся, пока они решали его судьбу. И стоя на одном колене протягивал ей двумя руками обломок меча.
"А это неплохой вариант" - инквизитор приняла оружие.

Дотошное расследование инцидента с жителями Коруны, проведенное следователями механикус, а позже продублированное  аколитами неизвестного инквизитора Ордо Еретикус, так и не установило источник сообщения принятого, судя по журналу дежурного по гелиографу Южной Заставы, братом-рыцарем Мигелем де Риоха. Совершенно точно оно не было отправлено из Коруны - налетчики Друкари традиционно для себя тщательно готовились к набегу, и все находящиеся на станции связи в поселке были уничтожены не успев отправить никаких посланий. К сожалению, допросить самого де Риоха не удалось - его тело не было опознано среди погибших в безумном рейде Эрнана де Хоста, живым из которого вернулись один брат-рыцарь и трое сервиентов-пехотинцев. Однако захваченные ксеносами жители Коруны были спасены, набеги чужаков на Заповедные Земли прекратились на пятнадцать лет, и в летописях ордена участники рейда живые, мертвые и пропавшие без вести, чествовались как герои.